Война для всех разная.  Кто-то шел в наступление, кто-то спасал раненых, а кто-то воевал на Ленинградском на Дороге жизни.  Расскажу о солдате, прошедшем Дорогу жизни и встретившим Победу в Вене, о моем деде Сельнихине Евгение Саввиче.

Евгений  родился 22 июля 1917 года в селе Нижне-Иргинск, рос в большой старообрядческой семье, был самым младшим ребенком, кроме его были еще четыре сестры и один брат. Родители - Савва Лаврентьевич и Марфа Петровна были строгих нравов. Держали мастерскую по ремонту и изготовлению гармоней. Со всех окрестных волостей к ним ездили за гармонями. Поэтому сын Евгений играл и на гармони, и на баяне и даже на аккордеоне. Нотной грамоты не знал, играл на слух, но играл очень хорошо.

Евгений отслужил в Армии на Дальнем Востоке и в  1941 вернулся домой. Жизнь шла своим чередом, но… Началась Великая Отечественная война. Уже летом 1941 он был призван на фронт, дивизия была отправлена под Москву. Евгению Саввичу довелось увидеть парад 7 ноября 1941, с которого солдаты уходили прямо в бой.

Евгений всю войну отслужил шофером «полуторки» в авторемонтной базе  45 рсэртт 40 А , которая 10 июня 1944 года была переименована в 428 полевую авторемонтную базу. База относилась к управлению стрелковыми корпусами, была в распоряжении  44 стрелкового полка 375 дивизии, затем 50 стрелкового корпуса  (II формирования).
 Многое довелось ему повидать, много дорог исколесить на своей машине. Боевое крещение принял у разъезда Дубосеково, где сражались знаменитые «памфиловцы». Бой был страшным, но страшнее было еще после боя. Вся округа была усеяна трупами солдат, и наших, и немецких. Для захоронения солдат выделили три машины с двумя грузчиками, на одной из них шофером был Евгений Саввич. Три дня и три ночи собирали солдат по полям, хоронить было некогда, просто сжигали. За эту операцию 7 февраля 1945 года получил Медаль «За оборону Москвы» (№010993).  В начале войны награды не давали, не до того было.

Сразу после битвы за Москву в составе 11 армии авторемонтную базу перебрасывают к Старой Руссе. Этот город  оказался в числе тех, которым война нанесла самый большой урон. Бои за освобождение Старой Руссы шли уже в начале 1942 года.  Фашисты не хотели отдавать город. Близлежащие селения  переходили из рук в руки – врагам, «нашим». И так продолжалось почти 2 года.  В городе к 1944 году осталось не более 30 жителей. Они прятались от лютовавших фашистов и старались не покидать своих домов и подвалов. Из 3000 домов остались относительно целыми только 10. Все предприятия города были полностью разрушены. Больницы, клубы, библиотеки, магазины были сравнены с землей. Древнейший город Старая Русса , можно сказать, был уничтожен, как исторический памятник. Более 60 человек за бои под Старой Руссой получили звания Героя Советского Союза. Многие – посмертно.  Евгений Саввич был ранен в одном из боев за этот город. Ранение пришлось на правую руку, в руке было семь осколков, со временем три из них сами вышли, а четыре так и остались с ним на всю жизнь.

На фронте бывало и с односельчанами встречался. Однажды встав на ремонт своей машины услышал от солдат знакомое имя- Тихон Стахеев. Оказалось, земляк, да еще и начальник ремонтной бригады. А солдаты не хвалили Тихона, строгий был да требовательный, вот Евгений и решил подшутить над односельчанином. Взял да и раскрыл секрет, сказал прозвище, которым его в родном селе кличут. Один солдат бойкий попался, взял да назвал Стахеева Тихона этим прозвищем. Тот смекнул, ага, значит где-то «свои» есть. Вычислил Евгения по спискам, дал ему новую машину, да и отправил на передовую штрафников перевезти в штрафбат. А было так, если ты попал со своей машиной в распоряжение какого –то батальона, то можешь надолго там задержаться, на усмотрение командира. То есть обратного пути из штрафбата у Евгения могло и не быть. Но командир штрафного батальона по фамилии Екельчик практически сразу отправил Евгения Саввича обратно увезти раненых в госпиталь, объяснив, что отсюда не возвращаются и надо побыстрее уезжать. Вернувшись с фронта домой в родное село Евгений вместе с другом Давыдовым Александром, которого тоже встретил на фронте каждое 9 Мая ходили к Тихону Стахееву, он их угощал, чувствовал себя виноватым за ту историю на фронте.

Однажды основательно застряв на дороге где-то в лесу, просидел долгое время, видит едет машина, остановил, оказалось за рулем земляк- Денисов Евгений. Радости не было предела, вместе они вытащили машину из канавы и не расставались еще три дня. Ведь на фронте односельчанина встретить- это большая радость.

Был случай и в окруженье попадал, бомбили страшно, пришлось бросить машину и укрыться в болоте. В осеннем болоте просидел три дня, нельзя было даже пошевелиться, при малейшем движении начинали стрелять. Чудом выжил.

Однажды заблудился. Вез груз в одну из частей, наплутавшись по полевым дорогам, увидел на краю сожженной деревни уцелевшую баню, уже темнело, решил переночевать. Лег на верхнюю лавку и сразу уснул. Когда начало светать, решил ехать дальше, слез  с лавки и, о ужас, на полу прямо под ногами лежал мертвый солдат. Испугался очень, видимо от неожиданности, бросился бежать, завел машину и почти сразу же нашел нужную дорогу. Одному Богу известно. как там оказался этот солдат. А Евгений от усталости даже и не заметил его сразу. Очень часто вспоминал он эту историю, задело за живое.

Но авторемонтную базу вскоре перебрасывают на другой очень важный объект - Ленинград. Немецкие войска взяли город в кольцо, началась блокада Ленинграда, которая длилась почти 900 дней. До самого конца блокады ездил по Дороге жизни  Евгений Саввич. Случалось всякое, и на волоске от смерти был. Однажды ночью, кода колонна передвигалась по льду Ладожского озера, налетели самолеты, началась бомбежка, машины начали тонуть, Евгений Саввич выпрыгнул из машины, побежал по льдинам, упал в воду и стал тонуть. Был в теплой одежде, в полушубке и валенках, поэтому шансов выбраться не было, одежда намокала и тянула на дно. Вдруг почувствовал, что кто- стал тянуть его из воды, добрались со спасителем до берега, и тут оказалось, что это «свой», односельчанин Александр Давыдов   (это с ним они потом к Тихону Стахееву каждое 9 Мая ходили). Только на берегу и узнали друг друга. Вышли с Александром к деревне, а там немцы. Немцы посадили их в сарай, думали пленники, все, жизнь их закончилась. Но вдруг ночью полицай, который оказался тоже знакомый из Нижнеиргинска, открыл им дверь и отвел в безопасное место. Безопасным местом был погреб, сидели там три дня, хозяйка дала им одежду и направила в сторону своих войск. У своих  неделю допрашивали, делали запросы, сверяли данные, и только потом отпустили. А полицай тот, который спас их,  домой не вернулся, его расстреляли после войны. Евгений Саввич никогда не называл его имени, видимо, чтобы не навредить родственникам.

На Ладоге много смертей видел Евгений Саввич, при бомбежках тонули люди и машины, люди не могли даже шевелиться, чтобы выплыть из полыньи, настолько они были обессилены, камнем шли на дно. Особенно жалко было детей, много фашисты сгубили детских душ.

25 мая 1944 года награжден Медалью «За боевые заслуги» (№976435). Выписка из приказа «За то, что он в бою за Новосокольники (Псковская область), работая шофером на автомашине бесперебойно доставлял боеприпасы и перевозил материальную часть минометов. Сохранил в боеготовности свою машину».

После прорыва блокады Ленинграда авторемонтную базу отправляют на Кёнигсберскую операцию. Бои продолжались недолго, но были ожесточенные. Немцы хорошо укрепили город-крепость. Но все же их оборона была сломлена, город был взят. Евгений Саввич командир дал справку на получение медали «За взятие Кёнигсберга». Но точно неизвестно, получил ли он саму медаль. Справка храниться в семье его сына Павла.

Сразу после этой операции авторемонтную базу направляют в Венгрию, Евгений участвовал в боях за Будапешт, участвовал в тяжелых боях у озера Балатон, в боях за  город  Секешфехервар. Затем база направляется в Австрию, город Вену. В Австрии пробыл до 1947 года. Там же получил от командира подарок- трофейный аккордеон. Есть даже справка, которая гласит: «Справка дана красноармейцу Сельнихину Евгению Саввичу, в том, что он за отличное выполнение задания командира премирован аккордеоном марки Лагерфельд. Командир военной части 16673». Долго играл он на этом аккордеоне, он был ярко-красный, очень красивый, хорошо звучал. Бывало  Евгений выйдет из дома, сядет на пригорок и затянет «Кто в Ленинград пробирался болотами…». Любимая песня была.  Домой ехал долго, три месяца. Вез еще трофейный мотоцикл «Харлей», но в Польше друзья уговорили поменять его на спирт.

Вернувшись домой, вскоре женился на местной девушке Александре Васильевне, родилось три сына: Петр, Афанасий, Павел. Афанасия назвали в честь погибшего брата, которого все очень любили.

Уже дома получил медаль «За Победу над Германией». Есть и юбилейные медали.

С 2 января 1952 по 22 июля 1977 года работал в артели «Кустарь», которая в 1960 году была переименована в филиал №1 обувного производственного объединения «Уралобувь». Сначала был водителем у директора фабрики, ездил на «Победе». На дальние расстояния в командировки никто не мог ездить, поэтому Евгений Саввич был незаменим. Сказалась его фронтовая закалка. В дальнейшем работал на должности инженера-механика, руководил производством, доставал запчасти, внес даже несколько рационализаторских предложений для улучшения производства. В 1977 году вышел на пенсию.

Евгений Саввич был творческим человеком, всегда что-то мастерил. Насмотревшись в Европе на красивые дома и пейзажи, вернувшись с войны, воплотил в жизнь множество интересных идей. Построил большой красивый дом по собственному проекту, летний домик в саду с огромными фигурными окнами, чем очень удивил все село. Но самым необычным было его занятие ландшафтным дизайном. Он соорудил в саду большое и глубокое озеро, по типу австрийских озерков. В озере даже жила рыба, можно было брать воду, чем пользовались все соседи. Посмотреть на его постройки ходило все село, водили гостей. Кроме всего прочего держал пчел, завел целую пасеку, очень нравилось ему занятие пчеловодством. Помог построить большой дом сыну Петру.

Участвовал в самодеятельности, играл на баяне, пел, участвовал в поездках на различные областные конкурсы. Песни звучали всегда, без них и дня не проходило. Особенно любил «Кто в Ленинград пробирался болотами..»

Не стало Евгения Саввича в 1983 году. Наша семья гордится тем, что наш отец, дед и уже прадед и прапрадед имеет отношение к такому великому событию нашей страны, как Победа в Великой Отечественной войне.  Для всех нас 9 Мая это священный праздник, мы чтим память советских воинов, память нижнеиргинцев, память наших родных, отдавших жизни, внесших вклад в Великую Победу!

 

Л.П. Кошеварова, библиотекарь Нижнеиргинской сельской библиотеки.